en   ru   zh   es

ВИРТУАЛЬНАЯ ПРАКТИКА

«Виртуальная практика» - это обычная юридическая практика, только ведущаяся через Всемирную компьютерную сеть. Иными словами, оказание профессиональных услуг клиентам, находящимся на значительном удалении от Большого Нью-Йорка (чаще всего – не в США). Наша виртуальная, т.е. дистанционная практика опирается на широкое использование Интернета (электронной почты, аудио- и видеоконференций), а также менее экзотичных телефона, сканера и факса. Современные технологии позволяют не волноваться за сохранение конфиденциальности сообщаемой информации – по крайней мере, с нашей стороны. Хотя, конечно, с этой точки зрения беседа с клиентом один на один в нашем офисе всегда предпочтительнее...
 
Опыт нашей юридической группы, объединяющей иммиграционных адвокатов и юристов, занимающихся вопросами интеллектуальной собственности, показывает, что дистанционная форма работы удобна для всех участников процесса. Так что в самой идее виртуальной практики нет ничего особенного. Однако потребовалось некоторое время, чтобы убедить потенциальных клиентов в ее безопасности.
 
Вебсайт www.otkroyte-ameriku.com, открытый Валерием Мильгромом в 1997 году, был, по-видимому, одним из первых сайтов русскоязычных американских адвокатов в Рунете. Количество обращений на сайт было немалым. Но при этом оно никак не трансформировалось в количество реальных клиентов. Наученные горьким опытом общения со всевозможными жуликами в своих странах, а иногда – и с пресловутыми «иммиграционными консультантами» (не являющимися юристами) в США, люди просто боялись довериться неведомым заморским адвокатам. Дело, казалось, зашло в тупик...
 
Именно тогда В. Мильгром принял решение сделать упор на работу с учеными, изобретателями, деятелями искусства, бизнеса, спорта – причем, с такими, которые добились немалых успехов на профессиональном поприще. Основания для этого были простыми и ясными: состоявшиеся люди, как правило, обладают широким кругозором, уверены в себе и не боятся разумного риска. Кроме того, они, как правило, весьма дотошны: некоторые потенциальные клиенты придумали-таки, как проверить репутацию адвоката Мильгрома. Способ был несложный: они до подписания соглашения связывались с Коллегиями адвокатов штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси. Нам нечего скрывать, так что мы не боимся такой проверки и не возражаем против нее. Релевантные Интернет-адреса можно найти в раделе Important Links англоязычной части сайта.
 
Тем не менее, в 1997 году лишь два клиента из стран бывшего СССР обратились к Мильгрому за иммиграционной помощью через его вебсайт. Эти двое и стали «первыми ласточками» нашей виртуальной практики.
 
За прошедшие с тех пор годы к тем двоим прибавилось несколько десятков других. Часть из них нашла нас через Интернет, другим нас рекомендовали те, чьи дела мы успешно завершили. Вот несколько примеров из нашей практики.
 
1. Любимица миллионов советских телезрителей В. была одной из первых наших клиенток. Доказать Иммиграционной Службе США огромную популярность и профессиональные заслуги В., чтобы квалифицировать ее в иммиграционную категорию ЕВ-1, не составило большого труда.
 
2. Ученый в области строительных технологий, к.т.н. Н. имел несколько авторских свидетельств из бывшего Советского Союза. К сожалению, с момента окончания финансирования серьезных исследований в СССР и до момента его обращения к нам прошло довольно много лет, в течение которых Н. вынужден был заниматься бизнесом. Этот факт серьезно усложнил нашу задачу, но нам все-таки удалось убедить Иммиграционную Службу в большой потенциальной значимости работ Н. для экономики США. Н. был успешно квалифицирован в иммиграционную категорию ЕВ-2 with national interest waiver of labor certification requirement.
 
3. Чемпионка своей страны, Т. успешно защищала ее честь на международных соревнованиях: участвовала в чемпионате Европы, где заняла почетное 6-е место. Иммиграционная Служба согласилась с нашими доводами об экстраординарных способностях и достижениях Т., и спортсменка была квалифицирована в иммиграционную категорию ЕВ-1.

 
Разумеется, в обычной практике нам приходится вести самые разные дела: и о воссоединении семей, и о продаже лицензий на новые товары, и разнообразные судебные тяжбы. Что же касается иммиграционной практики, то основную массу наших виртуальных клиентов составляют именно высокоодаренные лица. Таких дел немного – от силы десяток в год – но мы ими очень гордимся.
 
Многолетний опыт виртуальной практики помог нам сформулировать несколько правил работы с клиентами, которым мы неуклонно следуем. Пять самых главных из них таковы:
 
Во-первых, как и в «реальной» практике, наше общение с клиентом ВСЕГДА начинается с платной консультации. Для нас это своего рода «лакмусовая бумажка» серьезности намерений клиента. Если потенциальный клиент считает, что такая начальная консультация ему не нужна, для нас он никогда не перейдет в «кинетическую» категорию. Причина ясна: кто же захочет иметь дело с клиентом, «знающим», как вести дело, лучше специалиста?
 
Другая реплика, которую иногда приходится слышать: «Да у меня легкий вопрос, зачем мне консультация?» На это мы отвечаем, что занимаемся только сложными вопросами, и отказываемся от клиента. Мы считаем ознакомление с новым делом серьезнейшим моментом, тратим на него время и хотим, чтобы клиент подошел к процессу с такой же серьезностью. Имеет значение и то, насколько человек готов к материальным расходам. Наши услуги стоят недешево, и если клиент пытается сэкономить еще до начала ведения дела, это плохой знак: очень может быть, что до конца оно по финансовым соображениям доведено не будет...
 
Наконец, порой человек замечает: «А вот такой-то юрист в своей рекламе предлагает бесплатную консультацию.» Приходится разъяснять, что к «бесплатным консультациям» мы относимся как к обычным рекламным трюкам.
 
В самом деле: если вспомнить, что юрист может предложить клиенту только свои знания и свое время, становится понятно, что позволить себе давать полноценные бесплатные консультации он не может, иначе пойдет по миру. Цель такой «бесплатной консультации» – «заманить» потенциального клиента в офис дабы оценить перспективы его дела. Ясно, что во время такой «консультации» поток информации идет лишь в одном направлении: от клиента к адвокату. Как только оценка полученной информации произведена, «бесплатная» часть мероприятия заканчивается. Если дело фирму не интересует, несостоявшегося клиента выпроваживают – вежливо, но без лишних церемоний. Если дело адвокату интересно, клиенту предлагается либо заплатить за продолжение консультации, либо подписать соглашение о найме фирмы...
 
Мы не играем с потенциальными клиентами в недостойные маркетинговые игры. Мы действительно консультируем – вне зависимости от окончательного решения принимать дело к ведению или нет. Если же во время консультации мы согласимся представлять интересы клиента по данному делу, то ее стоимость войдет в общую стоимость наших услуг, оговоренную в соглашении с клиентом. Таким образом, консультация действительно станет бесплатной.
 
Во-вторых, мы почти никогда не работаем с аккордной оплатой наших услуг (т.е. с оплатой «по конечному результату»). Мы работаем, и считаем, что работа эта должна быть оплачена. Единственным – и очень редким – исключением из этого правила может стать работа с изобретателями на стадии коммерциализации изобретения. И то, если мы посчитаем, что изобретение стоит того, а изобретатель согласится на наши условия долевого участия в доходах от коммерциализации.
 
В третьих, клиент ВСЕГДА предоплачивает все государственные и судебные пошлины и весь наш гонорар или его часть (в зависимости от объема и характера предстоящей работы, а также условий нашего соглашения). Закон в США обязывает адвоката хранить чужие деньги – принадлежащие клиенту или третьим лицам – отдельно от денег фирмы, на специальном трастовом банковском счету, вести строгую отчетность и отчитываться по первому требованию владельцев денег или властей. Любому адвокату приходится держать на трастовом счету весьма значительные суммы (в нашем случае они выражались семизначными цифрами) – и ничего с этими деньгами не случается...
 
В четвертых, мы НИКОГДА не подписываем с клиентом соглашений о конфиденциальности, неразглашении и т.п. – так называемых NDA (Non-Disclosure Agreements). Американское законодательство полагает любые сведения об уже происшедших событиях, передаваемые клиентом адвокату и наоборот, привилегированной информацией. По закону адвокат не имеет права разглашать ее без разрешения клиента. Никому. Никогда. Известны случаи, когда адвокат отказывался выполнять приказ судьи сообщить привилегированную информацию и сам за это отправлялся в тюрьму. С формулировкой «за неуважение к суду». Об одном удивительном деле такого рода читайте в статье «Страшное дело» (раздел "Статьи").
 
Так что наш клиент может быть спокоен: закон гарантирует неукоснительное соблюдение адвокатом тайны клиента. Если же человек и после такого разъяснения настаивает на подписании соглашения о конфиденциальности, мы отказываемся представлять его интересы. Клиент, который не доверяет либо закону, либо тому, как мы будем исполнять его требования, нам попросту не нужен.
 
И в пятых, мы НИКОГДА не гарантируем результатов нашей работы. Мы можем гарантировать лишь ее качество – т.е. то, что зависит исключительно от нас. А работа американских судов, чиновников Патентного Ведомства, Ведомства по Авторским Правам, Иммиграционной Службы и других органов власти США от нас, увы, никак не зависит.
 
Вот и все. Если после ознакомления с другими разделами нашего сайта все вышеперечисленные условия нашей работы устраивают Вас, уважаемый Посетитель, тогда, пожалуйста, найдите слева кнопку «Прошу проконсультировать», нажмите ее и заполните консультационную форму. ВНИМАНИЕ! Пожалуйста, не оплачивайте консультацию до получения ответного электронного письма от нашего Администратора!
 
Всего доброго. Надеемся быть Вам полезны.

 
Milgrom & Associates

© Valery Milgrom, 1997 - 2012

Внимание: Этот вебсайт создан исключительно с целью предоставления общей информации. Информация, представленная на сайте, не может заменить полноценную юридическую консультацию и не является ею. А сам факт ее предоставления ни в коем случае не должен расцениваться в качестве установления отношений "адвокат/клиент".