en   ru   zh   es

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ

Недобросовестная конкуренция – это общее название для целого ряда действий, имеющих своей целью «навредить» конкуренту, вывести его из бизнеса незаконным путем. Сюда относится и ценовая дискриминация, и реклама, содержащая неверные сведения, и многое другое. Регулируется эта область права как на штатном, так и на федеральном уровне. Эта область права вплотную примыкает к праву интеллектуальной собственнности, поэтому мы и включили веб-страничку, посвященную недобросовестной конкуренции в данный раздел сайта. Далее следуют вопросы по различным подразделам права недобросовестной конкуренции, на которые в разное время В. Мильгром ответил читателям нью-йоркской газеты «Форум».

ОГРАНИЧЕНИЕ СПОСОБНОСТИ КОНКУРИРОВАТЬ

ВОПРОС: Я художник-иллюстратор. Заключил долгосрочный договор с издательством на оформление серии книг и работаю по этому договору уже больше года. Английский у меня не очень, и когда подписывал контракт, в нем как следует не разобрался. Теперь мне предложили работу в другом месте на куда более выгодных условиях. Но мой нынешний работодатель не хочет меня отпускать. Мне говорят, что у меня в контракте записано, что я не имею права работать на конкурентов. И еще говорят, что меня по суду заставят закончить серию. Или же вообще запретят работать по специальности. Правда ли это?

ОТВЕТ: Интересный и многоплановый вопрос. Я думаю, первый урок, который Вы уже извлекли из этой ситуации, ясен и нашим читателям: никогда не подписывайте бумаг, значения которых не понимаете. Разберитесь в них сами, а если не можете – наймите специалиста.
 
Но этот поезд уже ушел. Вопрос – что делать теперь. И разумеется, не имея Вашего контракта перед глазами, я могу дать только самые общие рекомендации.
 
Контракт в англо-американском праве – категория исключительно экономическая. Никакие моральные принципы (вроде “Назвался груздем – полезай в кузов” или “Дал слово - держи”) тут не работают. Работает единственный, но всеобъемлющий принцип: плодотворная экономическая деятельность помогает развитию всего общества. Именно поэтому должен применяться только один критерий для следования букве соглашения: выгодно Вам выполнение контракта или нет. И все. Пока контракт субъективно выгоден Вам – соблюдайте его условия. Но как только его выполнение станет в тягость, остановитесь. С точки зрения права, работая себе в ущерб, Вы работаете в ущерб и обществу!
 
Естественно, нарушающей контракт стороне в таком случае придется возмещать нанесенный ущерб, но тут уж ничего не поделаешь. Впрочем, отмечу, что правосудие в США не будет слепо следовать неустоечным параграфам, прописанным в контракте. Если суд решит, что громадная неустойка за разрыв контракта противоречит принципам справедливости, эти параграфы потеряют силу... В общем, стороне, раздумывающей над разрывом соглашения, надо все хорошо взвесить, просчитать – и принять экономически верное решение.
 
Руководствуясь вышеназванными принципами, американская Фемида, как правило, отказывается заставлять людей, чье профессией является оказание персональных услуг, выполнять условия контракта. В области контрактов на покупку земли, допустим, покупатель иногда может через суд заставить вдруг передумавшего или колеблющегося продавца выполнить контракт и продать-таки землю. Суд в таком случае встает на сторону покупателя потому, что покупаемый участок уникален, и найти другой такой покупатель просто не сможет. «Раньше надо было думать о том, с чем расстаетесь, господин продавец, – как бы говорит ответчику суд, – раньше – когда заключали сделку!»
 
Такая мера воздействия суда на нарушающую контракт сторону называется specific performance. Но, повторяю, в области персональных услуг наши суды эту меру не применяют – из тех простых и понятных всем соображений, что рабство в Америке отменено почти полтораста лет назад. А заставлять человека делать работу, которую он делать не хочет, это как раз очень похоже на рабство.
 
Я таким образом ответил на один из Ваших вопросов: могут ли Вас судом заставить закончить серию, продолжая работать на работодателя, от которого Вы хотите уйти. Не могут. “Мы – не рабы, рабы – не мы.”
 
Дальше – несколько сложнее. Могут ли Вам запретить творческую деятельность, если в контракте Вы обязуетесь не работать на конкурента? Сомневаюсь. Только из-за нарушения контракта американский суд не захочет лишить человека возможности использовать профессиональные навыки, которыми он привык зарабатывать на жизнь.
 
Подчеркну, что речь идет именно об американском суде. В других странах – в частности, в России, – суд может и не утруждать себя подобными соображениями. В российских средствах массовой информации промелькнуло сообщение, например, что Тверской районный суд Москвы 28 февраля 2007 г. полностью запретил сценическую деятельность известной певице Кате Лель. Причина проста: певица перешла к новому импрессарио и не хочет сотрудничать со старым, с которым связана контрактом. Тем самым суд поставил Катю перед неприятным выбором: или наступить на горло собственной песне и петь под старую дуду, или учиться чему-нибудь другому. Скажем, вышивать крестиком.
 
Но мы, к счастью, живем в Америке. А здесь судебной практикой давно уже решено, что из-за нарушения контракта запрещать человеку вообще работать по профессии все равно, что вынуждать его работать на того, на кого он работать не хочет. Запретить работать на одного определенного конкурента в некоторых обстоятельствах суд может. А вот вообще оставить человека без привычного способа заработка – вряд ли.
 
Что же тогда остается? Остается определение ущерба, который Ваш уход нанесет работодателю и который Вам будет необходимо возместить. Обычно в таком случае ущерб измеряется разницей для работодателя в стоимости Ваших услуг и услуг художника, которого издательство должно будет нанять для окончания работы над серией. Впрочем, и тут не все так уж однозначно. Я полагаю, суд вполне может учесть целый ряд факторов, включая и тот, что Вы подписывали контракт на малознакомом Вам английском языке, а Ваш работодатель, который наверняка этот контракт подготовил, не мог данного обстоятельства не знать...

ЦЕНОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

ВОПРОС: Если я правильно понимаю, область недобросовестной конкуренции между компаниями принадлежит к вашей сфере юридической практики. Ответьте, пожалуйста, может ли фирма назначать какую угодно цену за свои услуги или товары? Или надо на что-то оглядываться, чтоб не считаться недобросовестным конкурентом?

ОТВЕТ: Надо оглядываться. Существует федеральный закон, называемый актом Робинсона-Пэтмана, который запрещает ценовую дискриминацию. Он был принят около семидесяти лет назад, и с тех пор многократно критиковался, уточнялся, пересматривался и переиздавался. Но он есть – и с ним нужно считаться.
 
В рыночной экономике в цены, как правило, заложены себестоимость производства товара (или предоставления услуги) плюс разумная прибыль. Рынок подстегивает компании к погоне за увеличением эффективности, которая выражается в снижении себестоимости, соответственном уменьшении цены товара/услуги и связанном с ними росте продаж. Те же, кто не может поддерживать необходимый уровень эффективности, обречены сойти с дистанции: они не могут предложить конкурентоспособных цен и лишаются клиентов.
 
Разумеется, цены не обязательно отражают уровень эффективности компании. Например, монополист не ограничен рамками разумной прибыли. Он может заломить такую цену, какую захочет, поскольку не стеснен конкурентными соображениями. Но это уже сфера действия антимонопольного законодательства. А мы сейчас говорим о другом.
 
Еще один случай, когда цены не отражают уровень эффективности компании, – это демпинг. Если фирма может позволить себе снизить цену настолько, насколько не могут это сделать ее конкуренты, при этом компенсируя потери прибылями в другой области своей работы, то она окажется в состоянии “выдавить” не менее эффективных соперников из данного сегмента рынка. Точно так же и две равноэффективные фирмы, одна из которых покупает товары и услуги у ценового дискриминатора, а другая – у компании, работающей честно, окажутся в разном конкурентном положении, которое никак не зависит от их собственной эффективности.
 
Таким образом, ценовая дискриминация действительно является видом недобросовестной конкуренции. И именно создаваемым ею проблемам посвящен акт Робинсона-Пэтмана. Надо сказать, что, хотя правительство имеет право судить компании по этому закону, оно этим правом в последнее время пользуется редко. Куда чаще к защите с помощью акта Робинсона-Пэтмана прибегают частные компании, оказавшиеся жертвами ценовых дискриминаторов.

ПРАВО НА ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ

ВОПРОС: Если я просто иду по улице и хочу что-то сфотографировать – человека или здание – могу я это сделать?

ОТВЕТ: В общем и целом – да. Находясь в публичном месте или в частном владении, но с разрешения владельца, в Соединенных Штатах Вы можете снимать почти все, что захотите. Я говорю «почти», потому что есть в этом правиле и исключения. Например, если субъект Вашей съемки представляет собой военный объект или объект, связанный с национальной безопасностью, то съемка без разрешения компетентных властей незаконна. Или если Вы снимаете людей тогда, когда они имеют основания полагать, что находятся под защитой права на неприкосновенность частной жизни. Скажем, находясь на улице, Вы направляете объектив своего фотоаппарата, снабженного оборудованием для ночной и дальней съемки, в окна жилого дома, мимо которого проходите.
 
В остальных случаях в Америке Вы можете фотографировать, не испрашивая разрешения у субъекта съемки. Разумеется, если Вас просят воздержаться от фотографирования, то было бы невежливо продолжать это делать. Однако в публичных местах американский Закон не обязывает Вас подчиняться такой просьбе. Основан этот закон на очень простом и всем понятном соображении: коль скоро человек находится в общественном месте, его образ тоже становится достоянием общественности. А если он хочет этого избежать, то пусть принимает меры: сидит, например, дома. Или пусть одевается так, чтоб его не узнали либо не смогли сфотографировать (допустим, закроет лицо шляпой или капюшоном).
 
В других странах ситуация иная. В Австралии, например, Вам пришлось бы запрашивать разрешения на фотосъемку даже и в общественном месте. Похожий закон, по-видимому, начал действовать и в России: не так давно по сообщениям прессы актриса Вера Глаголева отсудила у местных СМИ 10 тысяч долларов за публикацию фотографии, сделанной без ее разрешения...
 
Я хочу еще раз повторить: речь сейчас идет только о свободе ФОТОГРАФИРОВАТЬ. А не о том, что Вы в дальнейшем решите ДЕЛАТЬ с фотографией. Об этом я уже говорил: коммерческое использование фотографии другого человека – даже сделанной законным способом – в США не будет законным без разрешения этого человека.

ОБМАН В РЕКЛАМЕ

ВОПРОС: Не могли бы Вы изложить основные принципы, которыми должны русководствоваться СМИ в работе с рекламой?

ОТВЕТ: Формат данной рубрики просто не позволяет это сделать в нужном объеме. Законы о рекламной деятельности это часть законодательства о недобросовестной конкуренции (unfair competition) - весьма обширной и бурно развивающейся области американского права. Если Вам нужно узнать мнение юриста по конкретным обстоятельствам, мой совет: записывайтесь на консультацию к специалисту по рекламному праву.
 
В общем же конфликты, касающиеся недобросовестной конкуренции, рассматриваются не только в суде, но и в федеральном агентстве США, называющемся FTC – Federal Trade Commission. Данное агентство имеет юрисдикцию над вопросами антимонопольного законодательства и законодательства о защите потребителей.
 
Если говорить о печатных рекламных объявлениях, то, разумеется, они не должны обманывать потребителя. Что это значит? Например, то, что объявление не должно “опускать” нежелательную для рекламодателя, но важную для потребителя информацию. Важной при этом считается любая информация, существенно влияющая на формирование мнения потребителя. Даже если каждое слово в объявлении – чистая правда, подобная “забывчивость” рекламодателя может привести к печальным для него последствиям.
 
Очень настороженно суды и FTC относятся к претензиям рекламодателя на “уникальность” его товаров или услуг. Причем, такая “уникальность” не обязательно должна заявляться прямо. Достаточно и косвенного заявления, чтобы объявление, его содержащее, попало под “микроскоп” правоведов.
 
Были случаи, когда лживыми FTC признавало рекламные объявления, где рекламодатель прямо или косвенно давал неверную информацию о роде своего бизнеса.
 
Чрезвычайно осторожным должен быть рекламодатель, как-либо отзывающийся в своей рекламе о продукции или бизнесе своего конкурента. Хотя Первая Поправка к американской Конституции и гарантирует свободу слова и печати, данная свобода имеет определенные границы, и нарушать их никому не рекомендуется.
 
Кроме того рекламодатель не может нарушать права человека на неприкосновенность частной жизни. Нельзя, например, в коммерческих целях публиковать фотографию человека без его разрешения.

© Valery Milgrom, 1997 - 2012

Внимание: Этот вебсайт создан исключительно с целью предоставления общей информации. Информация, представленная на сайте, не может заменить полноценную юридическую консультацию и не является ею. А сам факт ее предоставления ни в коем случае не должен расцениваться в качестве установления отношений "адвокат/клиент".